08:36
09.04.13

Путин вряд ли будет отбирать Баренцево море, Гейр Хеннеланн

Несмотря на то, что Договор между Россией и Норвегией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане был подписан более двух лет тому назад, его обсуждают до сих пор, как в России, так и в Норвегии.

Напомним, осенью прошлого года в Мурманске вышла в свет новая монография Вячеслава Зиланова, известного как в нашей стране, так и за рубежом специалиста в области международного рыболовства, «Баренцевоморская ошибка Президента», о которой ИА «Nord-news» в свое время сообщало.  

Там экс-президент Дмитрий Медведев удостоился титула Полубаренцевоморского, а вновь избранный президент Владимир Путин получил «Дорожную баренцевоморскую карту».

Не отстают от темы, продолжая дискуссии, и норвежцы, которые отмечают, что российский премьер-министр Дмитрий Медведев подвергся серьёзной критике в российской прессе за то, что он, заключив договор о разграничении морских пространств 2010 года, якобы отдал Норвегии важные районы месторождений углеводородов.

Об этом рассуждает (перевод с норвежского Е.В. Белоус, текст предоставлен ИА «Nord-news» Союзом рыбопромышленников Севера. - Авт.) Гейр Хеннеланн, заведующий сектором Института Фритьофа Нансена, профессор Университета Тромсё. В своей статье он напрямую отсылает читателя в вышеуказанной монографии Вячеслава Зиланова.

«По нашим сведениям, эта критика привлекла к себе всеобщее внимание, - говорит Гейр Хеннеланн. - В то же время она не содержит каких-либо новых, неожиданных или сколько-нибудь весомых аргументов.

В свое время Медведев, находясь на посту президента России, выступил в поддержку заключения Договора о разграничении. В соответствии с ним бывший спорный район в Баренцевом море был разделен на две равные части. Представители норвежской нефтяной промышленности потирали руки, радуясь тому, что условия Договора превзошли самые смелые ожидания. В политических кругах заключение Договора приветствовалось, прежде всего, как результат добрососедского компромисса во благо обеих стран.

Скоро стало ясно, что в России заключение Договора вызвало негативную реакцию. Особенное недовольство проявили рыбопромышленники как в Мурманске, так и Москве, у которых сложилось впечатление, что Россия уступила требованиям норвежцев. Тот факт, что Россия отказалась от принципа секторального деления, который она отстаивала в течение многих лет, подается как неспособность российских властей, участвующих в переговорах, защитить интересы российских граждан. Эта критика дошла до самой Государственной Думы, которая при незначительном большинстве голосов ратифицировала договор о делимитации в 2011 года при этом за ратификацию проголосовала только пропрезидентская партия «Единая Россия».

С тех пор критика не только не утихает, но и набирает обороты. Недавно газета «Тихоокеанский вестник» опубликовала статью «Как Путину вернуть Баренцево море?» (и это лишь одна из многих статей в российских газетах на ту же тему). Договор о делимитации представляется в статье как упущение российских переговорщиков, которые «забыли» применить принцип секторального деления, существующий в российском законодательстве еще с 1920-х годов. Этот «скандальный» договор является несправедливым и приведет к огромным экономическим потерям для Российской Федерации, говорится там.

Бывший вице-министр рыболовства СССР, а ныне председатель Координационного совета рыбаков Северного бассейна Вячеслав Зиланов представил президенту РФ «дорожную карту», цель которой - «вернуть Баренцево море». В качестве одного из пунктов этого документа значится создание комиссии с участием российских и зарубежных экспертов по оценке Договора о разграничении морских пространств с точки зрения его соответствия российским интересам и принципам международного морского права, а также его разумности и целесообразности в контексте морского права. На основе заключения комиссии президент сделает вывод о необходимости изменений Договора или его расторжения. Кроме того, необходимо провести «конференцию по Шпицбергену» для того, чтобы стороны, подписавшие Договор о Шпицбергене в 1920 г., смогли оценить правомерность введения Норвегией в 1977 г. рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена.

Ещё с середины 1990-х гг. Зиланов критикует чрезмерную уступчивость России по отношению к Норвегии. Для тех, кто его знает, он представляет собой дружелюбного, жизнерадостного и интеллигентного «дедушку», и к тому же друга Норвегии. Его агрессия направлена не против нас, а против его собственных соотечественников, которые не смогли вовремя среагировать на действия норвежцев, которые, по мнению Зиланова, намеренно заманили Россию в ловушку договора, нарушающего их интересы. По словам Зиланова, целый ряд таких соглашений, - от договоренностей по распределению квот до технических мер регулирования промысла, - был заключен в 1990-х гг. Норвежцы - хорошо информированные, дальновидные и изворотливые - играли первую скрипку, в то время как русский Иван расслаблялся на «шоппинг-турах за границу» (русская метафора, характеризующая участие в международных конференциях). А потом был заключен договор о делимитации, который вывел эту глупость на совершенно новый уровень, в результате чего были потеряны возможности добычи углеводородов в Баренцевом море.

Различное отношение к Договору дает чёткое представление о линии водораздела в российской внешней политике. Действующее политическое руководство хочет представить Россию как цивилизованного и надёжного участника на внешнеполитической арене, как государство, применяющее принципы международного права. Вне зависимости от того, является ли такая политика откровенно прозападной в том смысле, что России приходится «прыгать» каждый раз, когда Запад это прикажет, она явно является прагматичной и нацеленной на получение одобрения со стороны западных соседей. Упомянутая нами критика взывает к глубоко и издревле укоренившемуся в душе россиян недоверию к мотивам стран Запада. Может, это звучит наивно, но я считаю, что норвежская политика в отношении Баренцева моря не имеет под собой какого-либо хитроумного плана, враждебного к русским.

Помимо этого, «дорожная карта» Зиланова содержит пункты о возвращении рыбной промышленности в ведение государства и введении некоторых институтов, действовавших в советское время. Это неизбежно смягчает критику на данном фронте. Норвегия может вздохнуть спокойно - Путин вряд ли будет «отбирать Баренцево море». Указанная критика удивительно точно отражает течения, которые мы наблюдаем на поверхности российской политики. Однако она не является неожиданной и не представляет для нас опасности».

Введите имя пользователя и пароль Вашего аккаунта на форуме: